вторник, 17 января 2017 г.

«Суд да дело»


«...не отрывая глаз от родителей погибшего Эдуарда Вешнева, сказал совсем не то, о чем думал и что собирался сказать:
– Единственно, перед кем вину чувствую, так это перед вами. Не перед ним, в которого выстрелил, не перед судом, не перед обществом вины не чувствую, хоть и виноват, знаю, а вот перед теми, кто родил, вскормил и вырастил, перед ними я виноват неоплатно. – Скулов низко, сколько барьер позволял, склонился, постоял в поклоне, а распрямившись, сказал жестко: – Прошу суд вынести мне самое тяжелое наказание. Самое тяжелое. Все. Больше говорить не буду».


Нет, это не про «ворошиловского стрелка», хотя сюжет в чем-то похож, — старик-ветеран убивает молодого хулигана из ружья. Но это не месть и даже не защита своей жизни (которой угрожала реальная опасность), это защита памяти, чести и достоинства с оружием в руках. И не издалека, не из-за занавесочки, а лицом к лицу, в упор.

Как всегда у Васильева — пронзительно, достоверно, зримо и до слез. Коротенькая повесть, но сколько в ней умещается и судеб, и размышлений, и выводов. Не тех, которые сделал сам писатель, а тех, о которых приходится размышлять долго, возможно, всегда...

Начинается все с конца, если можно так сказать, с судебных разбирательств и допросов старого фронтовика, инвалида (без ноги), по какой-то причине убившего молодого парня, который залез на его садовый участок. Убил, ни минуты не отпирался, особо не раскаивался и готов к любому наказанию.

Вроде хороший человек, не изверг, почему он так поступил? И убил-то парнишку, почти подростка, который залез через забор цветочков нарвать! За что тут убивать?

Правда будет ясна только в самом конце, да и то не вся, той фразы, после которой прозвучал выстрел, в книге нет. Потому что ее нельзя написать, да и думать так, наверно, нельзя.
А убивать за слова — можно? Ведь это только слова молодого дурака, пьяного, который понятия не имеет, о ком говорит!

Видимо, можно, если знаешь, кого оскорбляют эти слова, а не действие. Та, которую больше нельзя ни убить, ни «оскорбить действием», потому что нет ее больше. Только голос ее живет, да и то надолго ли...

Можно сказать, что закончилось все несколько... незакончено. К чему приведет доследование? Что будет с подсудимым? С Судьей Ириной, от которой ушел муж? С народным заседателем, его семьей?

Вообще редкий случай, когда вот такие отступления от основного сюжета не раздражают, а наоборот — многое разъясняют, пробуждают интерес, делают повествование более живым.
А главное — прочесть-то можно за один вечер! Совсем небольшая повесть, но как много вместившая, как заставляющая вернуться к ней снова и снова...

Комментариев нет:

Отправить комментарий