суббота, 7 января 2017 г.

«Завтра была война»


«Мы были молоды, но жаждали не личного счастья, а личного подвига. Мы не знали, что подвиг надо сначала посеять и вырастить. Что зреет он медленно, незримо наливаясь силой, чтобы однажды взорваться ослепительным пламенем, сполохи которого еще долго светят грядущим поколениям. Мы не знали, но это знали наши отцы и матери, прошедшие яростный огонь революции»


Книга о прощании с детством, о юности, о начале жизни... которая закончится скоро и страшно, потому что скоро наступит 1941 год. Из большого дружного класса останутся всего несколько человек. Но пока идет 1940, високосный, тоже тяжелый для вступающих во взрослую жизнь подростков.

Честно говоря, эта книга не входит в список моих любимых, и вот почему:
             — Потому, что я сначала посмотрела фильм, а уж потом прочла, а делать этого категорически не стоит;

             — Потому что если бы не знание об этом «завтра», то и сюжет не особо дотягивает, все довольно обыкновенно — девятый класс, проблемы юношества в отношениях с родителями, учителями, друзьями. Первые впечатления о жизни, первая любовь...

           — Потому что впервые при прочтении произведения этого писателя на ум пришло слово «конъюнктура», а это для меня серьезный минус.

Книга написана в 1984 году, то есть перестроечная истерика по поводу «проклятых коммуняк» еще не началась, но первые ласточки уже появились, «Завтра была война» — одна из них. Осторожненькая такая пока, то есть коммуняки-то коммуняками, но мало ли что, знаете ли...

Вот и арестованный вроде появился, «черный ворон» за ним приехал, слова «враг народа» прозвучали, но — за что арестовали? За растрату, это ясно написано, миллион то ли украл, то ли разбазарил! Разобрались и отпустили, с извинениями, наверно.

«Враг народа» — а кто это сказал? (честно — даже не помню, это только в фильме или и в книге тоже). Валендра это сказала, а она обо многом говорила не очень хорошо.

Но в итоге Люберецкий оказался врагом только своей дочери и самому себе, а в рамках закона — вполне добропорядочным гражданином, ну, лопухом, разве что, прошляпил миллион. Да и он ли виноват, отпустили же.

Однако это дало возможность показать настоящую трагедию его дочери и то, как это ударило по ее одноклассникам. Какие размышления, какую волну вызвало это в их душах. Это — действительно сильные сцены, ничего не скажешь.

 Почему она покончила с собой? Не от стыда за отца, не от страха остаться одной, а как раз наоборот, — чтобы не выслушивать оскорблений в его адрес, чтобы не спасать себя ценой отречения от отца, который был ее кумиром, ее гордостью. Взрослый ли это поступок? Подростковый. Соответственно возрасту. Печально!

Но ее ровесникам пришлось нелегко именно из-за этого поступка Вики, — они впервые столкнулись со смертью, впервые поняли, что «Убивает не только пуля, не только клинок или осколок - убивает дурное слово и скверное дело, убивает равнодушие и казенщина, убивает трусость и подлость». И то, что для одной из них никакого «завтра» уже не будет...
Да и для многих из них все кончится слишком скоро, недопустимо скоро! Они еще живут, строят планы, они еще не знают, что несет им следующий, 1941 год! Не знают, как мало их останется через несколько лет...

И еще один момент покоробил, — одна неточность (или авторская небрежность?), которой никто и не заметил. Следующий послевоенный сбор оставшихся в живых бывших одноклассников и их директора. 1950 год, то есть героям не больше 27-28 лет. Ромахин зачитывает фамилии погибших, рассказывает об их подвигах, ему делается плохо... «и не знаю, что случилось бы с нашим Ромахиным, если бы не Зина. И постарев она не повзрослела: шагнула вдруг к нему, взяв за руки своих взрослых сыновей...»

Нет, я все понимаю, — время непростое, старели-взрослели люди до срока, но не в двадцать же семь лет! Даже в те времена едва ли кто-то назвал бы женщину таких лет старой. Тем более — ее ровесник. Да и «взрослые сыновья»...

Ну да, пустяк, конечно! Но в произведении такой силы воздействия не место таким «ляпам», да еще и в финале.

Комментариев нет:

Отправить комментарий