понедельник, 8 мая 2017 г.

«Вам привет от бабы Леры», Борис Васильев


«Через сутки они выехали архангельским поездом. В Котласе пересели на пароход «Ив. Каляев», и если бы я был там с ними, то наверняка увидел бы, что на Котласской пристани осталась Калерия Викентьевна Вологодова, а на пароходе рядом с нескладной лошадиной Анисьей стоит новоявленная баба Лера».


Прочла я эту небольшую, но удивительно емкую повесть давно, в журнале. Потом появилась у меня и книга, в которой и была только эта повесть, а ведь она — часть саги, которую я не читала. Я и «бабу Леру» прочла случайно, именно в то время я за что-то не любила Васильева, бывает и такое.

И вот когда оно «случается» (эта нелюбовь) лучше не читать этого автора! Пройдет — прочтешь, а нет — так зачем и читать? А прочла — мне и этот роман не очень-то... Да и героиня его, эта самая «баба Лера», Калерия Викентьевна Вологодова, ровесница века, пережившая все катаклизмы этого века и народа.

Ее закадычная подруга, Анисья, с которой ей выпало доживать свой век в заброшенной деревне, вызывает куда больше симпатии. Ее судьба страшнее, и сама Анисья — жертва этого века, а ничуть не виновница тех несчастий, что выпали на их долю.

А выпало многое... Настолько многое, что странно представить, что все это может перенести человек, особенно — женщина.

Вот тут в одной книге прочла, про «Вам привет от бабы Леры» что:
 «ни одно литературное произведение не изображает такой мрази, какой Васильев представил советскую власть. Чему учит эта повесть? Ненавидеть коммунистов? Да нет, если бы! Она учит ненавидеть Россию». 

Вот именно поэтому же я, еще не читавшая М. Ошлакова, не сразу полюбила «Вам привет от бабы Леры». Померещилась мне там конъюнктурщина, «перебор». А они есть, и много, много! И это тоже мешает воспринимать произведение так, как было задумано автором, читать для того, для чего оно было написано на заре «перестройки».

Да, написано на злобу дня, и даже очень. Да, с большой, и даже излишней художественностью, особенно когда это касается самой Калерии Викентьевны, от которой, при всех ее достоинствах, отдает ханжеством и ненатуральностью. И, в конце концов, не она ли, не ее ли соратники и стали виновниками того, что стало со страной? Не в этом ли и обвинил ее Грешник:

«— Грешник, значит, я, грешник? А вы — несчастные, да зато чистенькие, как стеклышки? Не-ет, не выйдет! Всякое действие свою отдачу имеет, как выстрел. Кто нас такими сделал, а потом — грешниками обозвал? Да вы же сами, вы, неистовые, вы, вы, вы! Воздается вам, слышите? Ох, как воздается. Не только за всех Анисий в мире, но и за всех нас. За весь народ, который поверил вам, как Нюша моя своему Митеньке. За весь народ!..»

Но вот в чем и роман, и его героинь нельзя обвинить, так это в том, что они учат ненавидеть Россию. Они даже «софью власьевну» власть эту самую, не учат ненавидеть!

Ну нет же! Именно и баба Лера, и Анисья любят Родину, несмотря ни на что. Баба Лера говорит это прямо, проповедует, Анисья — показывает всей своей жизнью. Одна из самых сильных сцен — ее возвращение в вымершее родное село, к пепелищу родного дома через двадцать восемь лет (зим)... Нет, ну это надо читать, читать полностью, оно того стоит.
Даже «Грешник», Трохименков-Трофименко, ненавидящий всех и все, ненавидит в первую очередь себя и свою жизнь.

И весь роман — он не критикует генеральную линию партии, власть, страну и так далее. Он — о судьбах людей. Да, не отделимых от судьбы страны, от своего времени, но только вот этих людей. Во все времена бывали, есть и будут тяжелые, страшные судьбы. Потому не следует винить ни Калерию, ни Трохименкова, ни власти, никого. Это жизнь, такая, какая есть. Другой все равно не будет...

Комментариев нет:

Отправить комментарий