вторник, 13 июня 2017 г.

«В тумане», Василь Быков


«Но, видно, все имеет свой смысл и свои законы. Человек не все может. Иногда он не может ничего ровным счетом».©


Вот еще одна книга Василя Быкова все на ту же тему, главную в его жизни, все о том же, о том, что тревожит, что убивает, дает силы жить, дает выход его таланту... И задает читателю вопросы, кажущиеся кощунственными. Чем же, в самом деле, было партизанское движение? Было в нем больше пользы или вреда для мирного населения, оказавшегося в оккупации?

Вот и в этой книге показан эпизод партизанской войны. Два партизана едут в одно из сел для того, чтобы казнить того, кто является, по их мнению, предателем. Уже это странно, — зачем? Что, больше у партизан дел нет? Да в любой деревне есть предатель, полицай, староста, — кто угодно, куда более заслуживающий казни! Заходи да расстреливай. Нет, едут за тридцать километров. На лошадях. По лесу.

Все это довольно странно. Хотя ничуть не обесценивает повести, в которой главное не все это (куда, зачем, на чем едут), а сложившаяся после этого ситуация. Личности этих троих героев повести, «предателя» и двух его «палачей».

Предполагаемый предатель Сущеня. Человек такого склада, за который можно назвать «блаженным», можно и аристократом духа. Но на самом деле — просто честный человек, который хотел жить в своем доме, со своей семьей...

Кстати, только сейчас возник вопрос, — а почему он, человек призывного возраста, не на фронте? Наверняка ответ в повести есть, но я его просто не помню. В партизаны не пошел — понятно, не все шли, не всех и брали.

А пошел он работать туда, где работал и в мирное время, на железную дорогу, путейцем. Не хотел, но его уговорил прежний начальник, которого иначе повесили бы немцы. Ну и пошел, что делать...

Вот это «что делать, надо» всю жизнь и мешало Сущене, оно же в конце концов его и погубило. Не убило, смерть придет потом, но — сделало предателем в глазах всех, даже собственной жены!

Задумали ребята из его бригады устроить диверсию, — согласился. Понимал всю губительность, безнадежность этой затеи, но — что делать, надо, они решили, не стоять же в стороне... Ну и схватили их, конечно. Пытали, собрались вешать, но не всех, Сущеню почему-то оставили.

И вот тут его вечное «ну что делать, надо» не сработало. А ведь могло! Но не смог он переступить через себя, кроме «ну что делать» было еще и «нельзя». Хотя и понимал прекрасно, что окажется вне закона и для своих, и для фашистов.

Но он честно, как и всегда, прошел весь путь, который был ему предназначен. Пусть никто ему не поверит, пусть все считают его предателем, пусть все затеряется в тумане, — душа его чиста.

«Немец Гроссмайер исковеркал его судьбу, но не победил его воли. Его вольная воля — может, единственное, что в нем осталось никому не подвластным. Все-таки он умрет по своему выбору... Пусть хотя бы это утешит его в горький час». ©

Комментариев нет:

Отправить комментарий