четверг, 27 июля 2017 г.

«Дневник советского школьника. Мемуары пророка из 9А», Лев Федотов



«– Мне просто нет смысла для каждого желающего тревожить плоды своих трудов. Я вообще не охотник широкого распространения их…
– Значит, ты эгоист!
– Хорошо! Пусть эгоист, подлец, бандит, мерзавец! Пусть мошенник! – меня это все мало задевает.
– А ведь это нехорошо!
– Ну и чересчур стараться тоже не следует! – ответил я. – Совать в глаза свои творения, как бы они плохи или удачны ни были, каждому желающему встречному тоже не очень-то хорошо»

Интерес к этому чудо-мальчику у меня появился после прочтения книги Ю. Трифорнова «Дом на набережной». Они, Юрий и Лев Федотов, как оказалось, были друзьями детства. Еще более интересно и неоднозначно он описан в книге того же автора «Исчезновение». Хотя, увы, обе эти книги посвящены не только детству и этой дружбе. И, однако, если бы не Ю. Трифонов едва ли кто-то вспомнил (да и просто узнал бы) об этом не совсем ординарном подростке, человеке, которому, увы, была дана такая короткая жизнь. 

Да, именно благодаря Трифонову о нем узнали, благодаря его любви и преклонению перед «гениальностью» друга детства об этой самой «гениальности» и необычности заговорили. 
Почему в кавычках? Да потому, что на гения Федотов, по моему мнению, не очень-то тянет. Как и на пророка. 

Книга — это дневники самого Льва, которые он вел, видимо, с детства. В этом ничего удивительного нет, в то время многие вели дневники. Он же делал это очень упорно, так как, по воспоминаниям знавших его и по его же свидетельствам, он никогда не сидел без дела. Писал, рисовал, сочинял, словом, спешил жить. «Ничего не делать – это для меня безвозвратно потерянное время – просто, короче говоря, могила!» — строчки из дневника. Ну что ж, это похвально. 

К тому же сам был уверен в своей неординарности и гениальности, в чем умел убедить и окружающих. Да, он был интересным человеком, хотя в качестве друга... не самый лучший, судя по описаниям того же Трифонова. Способности к школьным наукам средние, к рисованию... может, чуть выше среднего. К музыке — возможно, но тоже не вижу ничего сверхъестественного. У меня вовсе нет музыкального слуха, но «прокрутить» в памяти любимую арию я тоже могу. Всю оперу — нет, не получится, и памяти нет, и нужды нет, — возможностей сейчас куда больше. 

Но — уверенность в своей избранности! Ведь и дневник он пишет не для себя, а для грядущих поколений, постоянно обращаясь к своим читателям. Слова, которые вынесены в эпиграф к этой статье, в свете этого кажутся несколько лживыми. Хотя он не ошибся, читатели есть.  Порой даже жалко, что из пятнадцати (или сколько их там было?) тетрадей сохранилось только четыре. Особенно жалко, когда записи об «экспедициях» мальчиков обрываются на самом интересном месте! 

Пророчества Льва Федотова... Да тоже все это сомнительно. В этой книге нет таких уж подробностей. Что есть? Да собственно то, о чем догадаться могли бы многие. И потом у многих детей и подростков есть некие способности! А тут плюс еще умение анализировать, логически мыслить.

Но, собственно, по нескольким детским и юношеским записям судить о гениальности и вообще о личности человека трудно. Да, пафосность, нарочитость порой мешают прочтению, аура гениальности, которую вокруг этого имени создают, — тоже. Конечно, у тех, кто любил Леву, жил рядом с ним, его исключительность не вызывает сомнений, но мы-то его не знали... 

По мере прочтения у меня возникали мысли о том, как же интересно жили люди в то время! Какое громадье планов было у Льва Федотова, какая трудоспособность. Если бы не война... Если бы он прожил дольше, возможно, это юношеское самолюбование ушло бы, и он стал бы не менее известным, чем его знаменитый одноклассник. Но — нет никакого «если», ничего не было возможным. Лев Федотов погиб, большинство его записей исчезли, короткая и яркая жизнь закончилась слишком рано... 

Комментариев нет:

Отправить комментарий