четверг, 11 мая 2017 г.

«Знак беды», Василь Быков



«Просто страшно подумать, как много иногда зависит в жизни, судьбах от одного только слова, руки, даже чьего-то невинного взгляда».


Как безжалостен все же Быков к своим героям и к читателям! Невыносимо порой читать эту книгу, тяжело, больно, невозможно...

Причем она даже не о войне! Нет, война идет, она принесла огромные беды, но и без войны же сил нет, это же какая-то невыносимая череда бед, преодолеть которые уже сил нет. Хочется крикнуть «Ну хватит уже, сколько можно, хоть что-то хорошее напиши! Нельзя же так без конца! Знаю я, прекрасно знаю, что "жизнь страшна, и мир жесток, но все-таки — немного нежности, цветка хоть чахлый лепесток!" (с)».

Нет, куда там... Хотя было, было! Первый год жизни молодых еще Петрока и Степаниды, первая беременность, весна, Пасха, солнце, жавороночек поет... Разве это не радость?!
Но нет, и страницы не продержалось счастье. Заморозки, окоченевший жаворонок в меже, — предвестие бед, которые не заставили ждать себя...

Это — до войны, задолго до. И все же жизнь и в те времена была скупа до жестокости на радости, щедра до бесчеловечности на беды. Так и жили, так и состарились, сами того не заметив. Если бы не война — так и дожили бы, как привыкли жить. Такая трогательная пара...

Степанида, — решительная, смелая, принципиальная женщина, суровая и хозяйственная, и Петрок, — мечтатель, слегка рассеянный, ведомый, живущий под нетяжелым гнетом своей жены. Он, как сказали бы сейчас, натура творческая. Он играет на скрипке, которую купил на последние гроши, влез в долги...  Им бы другую жизнь! Ну их-то за что, Господи?!

Война? Они и до войны жили не лучшим образом. Но насколько остро они чувствуют ужас, нависший над всем человечеством! А сами они что... Дети да, тревога за детей, от которых ни весточки, ничего. Но есть надежда, что все с ними обойдется, они вернутся, отомстят за родителей.

Но все же слишком страшная, безжалостная книга. Даже для меня, любящей все мрачное и страшное. Какое-то абсолютное зло, запредельное, бесконечное, что подчеркивают и картины природы.

И — жуткая концовка. Никаких «лепестков», только огонь. Пожирающий или очищающий? Судя по началу — пожирающий, ничего не осталось, кроме развалин усадьбы... Хотя нет — молодая рябинка! Вот она, выросла на пепелище, «гостья из другого мира, воплощение надежды и другой, неведомой жизни»... Такой же горькой?

Комментариев нет:

Отправить комментарий